Приличия трудно соблюсти. (anonimusi) wrote,
Приличия трудно соблюсти.
anonimusi

Categories:

Спас-на-Крови или Храм Воскресения Христова на Крови. Интерьер. Санкт-Петербург

Спас-на-Крови - это народное название Храма Воскресения Христова на Крови. Это шедевр! "Шкатулка с драгоценностями".
Собор рассчитан на 1600 молящихся.
Площадь фасадных мозаичных композиций составляет более 400 кв. м.
Общий мозаичный покров в интерьере храма составляет 7065 кв. м.
Это единственный православный храм, мозаичное убранство которого столь велико по площади, — даже по европейским меркам это одна из крупнейших мозаичных коллекций. По словам профессора Покровского, «ни один из храмов византийских, римских, даже равеннских и сицилийских, не имеет такого изобилия мозаик»
Внутри храма нет ни одной живописной работы. Удивительный ковер прекрасных мозаичных картин покрывает всё внутреннее пространство храма.




Собор Воскресения Христова на Крови в Санкт-Петербурге построен в память императора Александра II на месте его убийства (смертельного ранения). Собор был расположен так, что внутри оказался та самая часть набережной Екатерининского канала. Строился в 1883—1907 годах по совместному проекту архитектора Альфреда Парланда и архимандрита Игнатия (Малышева). Изнутри Спас-на-Крови почти полностью покрыт мозаикой. Это редкое в мире собрание каменного и мозаичного зодчества.



Уже на следующий день после убийства Александра II, 2 марта 1881 года, место гибели было решено увековечить. Территорию огородили, приставили часового. Сын погибшего, Александр III, лично контролировавший разработку проектов, отклонял все предложения именитых архитекторов, пока к нему в руки не попалась работа Альфреда Парланда. Архитектор предложил создать мемориальный комплекс в стиле русского посадского зодчества по примеру соборов Москвы и Ярославля. Сооружение должно было передавать национальный дух и символизировать единение царя и народа, прерванное коварной рукой «народовольца» Гриневицкого. В общей сложности храм сооружали 24 года, до его открытия заказчик Александр III не дожил и «принимал» работу уже внук убиенного царя – Николай II.



Идея украсить храм мозаикой родилась не сразу. В начале Парланд планировал доверить роспись стен художникам. Но вспомнился печальный опыт сооружения Исаакиевского собора. В нем часть живописи начала портиться еще до окончания строительства. И вот, спустя 11 лет после закладки Спаса, в 1894 году по авторским эскизам русских художников стали набирать мозаику, а затем переносить её на стены храма. По сравнению с росписями, мозаика более дорогой, но и более долговечный вид искусства. Как показала история, применение таких прочных материалов, как мозаика и камень, помогло храму выдержать тяжелые годы испытаний.



На создание храмовой мозаики ушло 12 лет. Над ней трудились 40 мозаичистов, а её эскизы создавали 32 русских художника. Среди них такие громкие имена, как Виктор Васнецов, Михаил Нестеров, Андрей Рябушкин, Василий Беляев, Николай Харламов. Мастера принадлежали к разным школам живописи и творили в разных стилях. Часть мозаик была выполнена в традиции академизма – это работы по эскизам Рябушкина, Кошелева, Бодаревского. Художники Васнецов и Харламов работали в стиле византийской иконописи. Стиля модерн придерживались Нестеров и Беляев. Несколько мозаичных орнаментов выполнил сам Парланд. В технике русской мозаики были задуманы и расположенные на фасаде гербы русских городов и уездов. Гербы стали данью благодарности жителям России, передавшим на возведения храма свои личные сбережения.

Правда, по первоначальному замыслу архитектора А. А. Парланда, автором всех мозаик храма должен был стать один художник — Виктор Михайлович Васнецов, уже тогда прославившийся как выдающийся мастер религиозной живописи. Но в тот период Васнецов выполнял другие заказы, поэтому для храма были созданы лишь картоны двух образов в иконостасах — «Спаситель» и «Богоматерь с Младенцем» — и пяти мозаик на фасадах.



После Васнецова вторым художником, которому Парланд отдавал предпочтение, был Андрей Петрович Рябушкин. В своем творчестве этот мастер вдохновлялся традициями древнерусского искусства. Для Спаса на Крови Рябушкин исполнил картоны к 17 мозаикам внутреннего оформления включая «Исцеление сухорукого», «Исцеление бесноватого отрока», «Хождение Спасителя по водам», «Призвание апостола Матфея» на северной стене, «Брак в Кане Галилейской» в солее (возвышение перед иконостасом), «Насыщение пятью хлебами пяти тысяч человек» на северном своде и другие, а также семь картонов для наружных мозаик.

Живописная манера А. П. Рябушкина отличается самобытностью, особым духом «русскости», но в то же время активным использованием приемов академической школы. Это особенно заметно на примере мозаики «Насыщение пятью хлебами пяти тысяч человек». Сферический полукупол воспринимается как небесный свод, что усиливается ярким фоном из голубой и темно-синей смальты.

Центральное место в мозаичном ансамбле Спаса на Крови принадлежит произведениям Николая Николаевича Харламова. К тому времени он снискал славу художника-монументалиста, вдохнувшего новую жизнь в канонические приемы византийского искусства. Харламову было доверено выполнить эскизы сюжетов для большой апсиды и для плафонов всех пяти куполов. В общей сложности этому художнику принадлежат подготовительные работы к 42 мозаикам интерьера. Самая масштабная из них — мозаичный образ Христа Вседержителя, «Христос Пантократор», в плафоне центрального купола — относится к числу наиболее значимых произведений в творчестве Харламова. Выразительный, четко очерченный лик благословляющего Спасителя с огромными темными глазами исполнен магнетической силы. Окружают его шестикрылые серафимы. Эта яркая работа выполнена в лучших традициях православной монументальной живописи и является апогеем мозаичной симфонии храма. В мозаике «Пантократор» проявились такие черты византийской иконописи, как обобщенность и широта композиции, лаконизм форм.



Мозаики внутри Спаса на Крови разделены в соответствии с концепцией храма на несколько тематических циклов. В папертях помещены орнаменты растительного характера на зеленовато-синем «ночном» фоне. В арочных проходах из папертей располагаются ветхозаветные сюжеты на голубом фоне, а также изображения двунадесятых праздников на золотом фоне. На пилонах и пилястрах стен изображены святые, «опоры» Церкви (всего свыше 200 подвижников: апостолы, мученики, святые, пророки). Среди русских святых — князь Владимир Киевский и княгиня Ольга, князья-страстотерпцы Борис и Глеб, Михаил Черниговский и боярин Феодор, а также Александр Невский. В центральной части храма на стенах и сводах на голубом фоне представлена земная жизнь Христа, начиная Благовещением и заканчивая въездом в Иерусалим. В западной части храма, вокруг места смертельного ранения Александра II, помещены на золотом фоне сцены страданий Спасителя, Распятия и Воскресения; в восточной части, также на золотом фоне, — сюжеты, завершающие евангельский цикл (явления Господа после Воскресения).
Многочисленные библейские сюжеты разделены неповторимыми мозаичными узорами. Рисунок этого красочного багета разнообразен, но ведущее место занимает растительный орнамент. По словам самого Парланда, орнаменты «преимущественно берут свои мотивы из растительного, подчас фантастического царства с примесью к ним изредка легкой плетушки». Мозаичные иконы и орнаменты заполняют поверхности пилонов и стен, плавно переходя в изогнутые поверхности арок, сводов и куполов.



Мозаика покрывает все пять куполов храма. Главный купол занимает образ Пантократора. В четырех малых куполах представлены: Богоматерь, Спас Эммануил, Иоанн Креститель и Спас Благое Молчание. Все эти мозаики созданы по эскизам Н. Н. Харламова по канонам византийской иконописи. Эти сравнительно небольшие по размеру композиции отличаются точным и ясным рисунком набора.

Сень над местом трагедии освещена через окно в западной стене. Вокруг этого окна помещены мозаичные композиции «Ангел Хранитель (погибшего императора)» и «Святой князь Александр Невский». Два воина, земной и небесный, застыли в карауле у места рокового покушения. Их образы исполнены достоинства и мужества. Художнику и мастерам-мозаичистам удалось великолепно передать холодный блеск доспехов Александра Невского и золотое шитье на красном плаще князя. Венчает западную стену мозаика по оригиналу В. В. Беляева «Яко Твое есть царствие» («Новозаветная Троица»), с восседающем на троне Богом-Отцом, Иисусом Христом и парящим над ними голубем, символом Святого Духа.

Особняком среди работ В. В. Беляева стоит «Положение во гроб», отмеченное сильным влиянием стилистики модерна. Центральное место в композиции занимает положенное во гроб тело Христа, чья безжизненность подчеркнута вялыми складками покрывала. Вокруг склонили головы Иосиф Аримафейский, Мария Магдалина и другие персонажи.

Реставрация мозаик Спаса на Крови проводилась в 1980-1994 годах. Группа реставраторов под руководством художника-мозаичиста В. А. Шершнева очистила, отреставрировала и воссоздала утраченные фрагменты композиций, возродив уникальное собрание русской монументальной мозаики.



Нарядный резной иконостас Спаса на Крови — одна из главных достопримечательностей собора. Он изготовлен из цветного итальянского мрамора мастерами генуэзской фирмы «Нови» по эскизам самого архитектора А. А. Парланда. Камнерезные работы производились по моделям русского лепщика Степанова в 1901-1907 годах. Оттенки мрамора подобраны замечательно: красно-коричневый с разноцветными прожилками снизу, он постепенно светлеет, плавно переходя в нежный желтоватый.



Когда рассматриваешь иконостас, кажется, что перед тобой резьба по дереву, настолько естественны цвета и настолько тонко выполнена работа, да и сами формы иконостаса с его тонкими колонками и крупными кокошниками схожи с резными деревянными алтарными преградами.

Благодаря контрасту теплого «древесного» мрамора с зеленоватой облицовкой стен, иконостас удачно вписывается в красочный интерьер храма. Плоскость иконостаса разделена колонками, каждая из которых имеет собственный узор. Карниз увенчан резными кокошниками с крестами (три центральных — из горного хрусталя, боковые — из мрамора).



Огранка хрустальных крестов выполнялась на Петергофской гранильной фабрике. Когда началась реставрация Спаса на Крови, выяснилось, что три центральных креста полностью утрачены. Мраморные кресты южной и северной части также находились в плачевном состоянии. К данному моменту они уже воссозданы реставраторами. Центральные кресты из горного хрусталя воссоздаются в настоящее время (один уже можно увидеть на иконостасе).
Царские врата из чеканного серебра с эмалью были созданы для иконостаса в 1900 году в мастерской братьев Грачевых. А их декор был выполнен московскими ювелирами.



Иконы иконостаса созданы по эскизам художников В. М. Васнецова, М. В. Нестерова, Н. К. Бодаревского, Н. П. Шаховского и других. Все они — мозаичные. Исполнялись они с 1894 года Мозаичным отделением Академии художеств, берлинской фирмой «Пуль и Вагнер», итальянскими фирмами Трапани и Сальвиати, а также мастерской Фроловых.
По эскизам В. М. Васнецова созданы два образа центрального иконостаса: «Спаситель» («Христос на троне») и «Богоматерь с Младенцем». Особая одухотворенность и нежность свойственна фигуре Богоматери, в глазах которой читается материнская тревога. Образ восседающего на троне Спасителя отличается торжественностью и монументальностью. В левой руке Христа — Евангелие, а правая застыла в благословляющем жесте. Через устремленный на зрителя взгляд нам передается внутренняя сосредоточенность и напряженность Христа
Помимо этих двух образов, центральный иконостас украшают мозаичные иконы меньшего формата, созданные по эскизам М. В. Нестерова, в том числе «Троица» и «Христос по дороге в Эммаус» в кокошниках, «Сошествие во ад» и «Вознесение» по бокам. Небольшой образ «Тайная вечеря» в центре создан по оригиналу художника Н. П. Шаховского. На южном иконостасе помещены изображения святой царицы Александры и Николая Чудотворца, на северном — святого Владимира и Марии Магдалины.



Перед северным и южным иконостасом (симметрично по отношению к центральному иконостасу) расположены киоты — места для наиболее почитаемых икон. Это одни из важнейших элементов внутреннего убранства Спаса на Крови. Киоты выполнены из прекрасного уральского родонита (орлеца), коргонского порфира, ревневской, орской и аушкульской яшм — настоящая коллекция отечественного цветного поделочного камня.

Камень в убранстве храма
Помимо мозаики, уникальность храма-памятника подчеркивает использование ценных минералов. Интерьер Спаса на Крови уникален по разнообразию и великолепию каменного убранства, по богатству отделки и обилию пород, фактур и оттенков русских самоцветов и итальянских мраморов. Это целый музей камня и камнерезного искусства, в создании которого принимали участие лучшие российские и итальянские мастера. В оформлении интерьера были использованы итальянские мрамора, уральская и алтайская яшма неповторимого рисунка, порфир, орлец. Нижняя часть стен внутри храма облицована на высоту 2,5 м зелёным калабрийским мрамором Verde di Calabria, из него же выполнены солея иконостаса и резные скамьи вдоль стен. (По другим источникам, это не мрамор, а итальянский серпентинит, который был заготовлен в Неаполе в 1905 году). Облицовка цоколя четырех центральных пилонов сделана из житомирского лабрадорита, обладающего свойством иризации, которое проявляется в виде радужного свечения: из глубины темной поверхности породы проступают ярко-синие, серебряные и золотистые искры.



Удивительный наборный мраморный пол итальянской работы, как драгоценный мозаичный ковер, покрывает огромную площадь: 608 кв. м. Этот пол был изготовлен в 1902-1903 годах известной генуэзской фирмой «Нови» (фирма Джузеппе Нови). Рисунок мраморного пола — геометрический орнамент густых насыщенных оттенков — вторит членениям внутреннего пространства и вместе с тем представляет самостоятельную композицию, где Парланд следовал античной традиции, в которой был воспитан. Толщина верхнего слоя мрамора — 5 мм. За годы нелегкого существования Спаса на Крови этот инкрустированный мраморный мозаичный пол был почти полностью разрушен, но в настоящее время восстановлен в первоначальном виде). До революции от возможных повреждений его оберегали специальные тканые ковры, и сегодня ходить внутри храма разрешается только по специально отведенным для этого местам (ковровым дорожкам).

К сожалению, рассмотреть чудесный пол (точнее, оставленный для обозрения центральный участок) можно не всегда: бывает, что он заставлен стульями.












(без названия)


Меня вы можете читать так же в одноклассниках, фейсбуке, в контакте, в инстаграме.
Моя официальная страница в Одноклассниках.
Мой канал на Дзене
Подписывайтесь на наши каналы на ютюбе: Это мой, а это мужа.


Подписаться на журнал

Поделитесь ссылкой:
Tags: Достопримечательности, История, Отпуск, Путешествие по России, Путешествия, Россия, Санкт-Петербург, Церкви
Subscribe

Posts from This Journal “Церкви” Tag

promo anonimusi march 27, 2017 11:01 161
Buy for 10 tokens
Поездка в Рим именно в это время для меня была сюрпризом. Мы планировали римские каникулы, но не в марте, а ближе к концу апреля. Но муж сделал мне сюрприз-подарок на день рождения и поездка состоялась в марте. Она мне была жизненно необходима с моральной и психологической точки зрения. Но это не…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments