December 23rd, 2013

Политика в основе империализма

Политика, которая лежит в основе империализма, заключается в том, чтобы жизнь и ресурсы отстоящих друг от друга районов были используемы на пользу привилегированной касты метрополии. При этом режиме все дороги, в подлинном смысле слова, ведут в Рим. В то время, как по замечанию немецкого историка культуры В. Г. Рилля провинциальные шоссе служили для выведения города в сельские местности, железные дороги служили для того, чтобы связать между собой крупные города и облегчить доставку им сельскохозяйственной продукции. Поэтому не случайность, что американская архитектура эпохи империализма праздновала свой триумф в строительстве вокзалов, из которых самые замечательные это вокзалы Пенсильвания и Большой центральный в Нью-Йорке и Унион в Вашингтоне. И опять-таки не простая случайность, что Пенсильванский вокзал и вокзал в Вашингтоне служат памятниками двух архитекторов, самым усердным образом служивших империализму; эти же два человека- Мак Ким и Бернхэм - блестяще организовали Американскую академию в Риме; именно там они познали свою родину. Если рассматривать с точки зрения эстетики, то, пожалуй, самая красивая часть Пенсильванского вокзала - это железный навес, в выполнении которого архитектор честно разделался со своими стальными реквизитами и не оглядывался жадными глазами на римские бани. Сделав и эту уступку, нужно все же сознаться, что все остальные здания этого периода взывают к критике больше, нежели вокзалы и стадионы - это доподлинное римское наследие. Ибо, действительно, римская архитектура так поразительно удовлетворяет требованиям вокзала, что один из самых необходимых моментов такого рода постройки, а именно абсолютная свобода движения, оказался присущим даже зданию Нью-Йоркской общественной библиотеки, где он, однако, явился отрицательным фактором, так как в читальных залах царит непереносимое беспокойство, и, кроме того, они потеряли очень много в пространстве, так что они почти не в состоянии вместить приходящую публику. Здесь по существу выявляется самая слабая сторона стародавнего застывшего метода: она заставляет архитектора выражать новую проблему в формах старого решения, служившего для совершенно иной проблемы. Чарльз Мак Ким, например, чувствовал себя на конкурсе на проект здания общественной библиотеки очень стесненным, так как требования библиотечной техники мешали помпезности проекта, который он составил. И все это случилось год спустя после того, как выяснилось, что Мак Ким и Уайт при постройке Бостонской библиотеки совершенно спасовали в решении той же проблемы, и после того, как неудача Мак Кима при постройке большой Колумбийской библиотеки, где для всего, за исключением книг, есть избыток места, больше не оспаривалась. Короче говоря, классический стиль был уместен лишь в тех зданиях, которые имели какое-либо непосредственное отношение к потребностям и интересам, характерным для римского быта, будь то поток праздношатающихся в банях или толпа зевак на ипподроме и в цирке. Там же, где старый образец сталкивался с жизнью наших дней, ему оставалось сказать мало, и это незначительное тоже было плохо, в чем может убедиться каждый, кто внимательно рассмотрит насаженные друг на друга ордера колонн на здании американского телеграфа в Нью-Йорке.
promo anonimusi march 27, 2017 11:01 161
Buy for 10 tokens
Поездка в Рим именно в это время для меня была сюрпризом. Мы планировали римские каникулы, но не в марте, а ближе к концу апреля. Но муж сделал мне сюрприз-подарок на день рождения и поездка состоялась в марте. Она мне была жизненно необходима с моральной и психологической точки зрения. Но это не…

Здания школы Кито

Церкви колониальных времен обычно были трехнефными с деревянными перекрытиями, с наборными потолками артесонадо в среднем нефе. Подобно приходским церквам, без лишней декоративности выполнен пятинефный собор в Каракасе, столице Венесуэлы.
Среди гражданских и культовых построен Новой Гранады выделяются здания школы Кито. Сюда, в столицу колониального Эквадора, съезжались талантливые европейские мастера. Архитектура, скульптура и живопись достигли такого расцвета, что школа Кито была признана одной из самых выдающихся в Латинской Америке. В культовом зодчестве Кито особенно ощутимо влияние арабской архитектуры. Основное строительство монастырей и храмов в Кито развернулось во второй половине XVI - первой половине XVII вв.
На этом этане архитектура фасадов и интерьеров культовых зданий Кито выдерживалась преимущественно в формах эрререско, сочетавшихся с мотивами мудехара. За одно столетие в Кито были сооружены монастыри Сан-Франсиско (1534-1650 гг.), Ла Мерсед (1586-1627 гг.), Санто-Доминго (с 1590 г.), Сан-Агустин (на рубеже XVI-XVII вв.) и другие, составившие славу его архитектурно-художественной школы. Один из самых характерных и хорошо сохранившихся культовых комплексов- Кито - монастырь Сап-Франсиско. Оп был построен на фундаментах дворца инки Уайны Капака, правившего империей инков с 1493 но 1525 г.
Интерьер же Сан-Франсиско, подобно многим церквам школы Кито, напоминает ковер из лепного растительного орнамента и цветочных гирлянд, полностью покрывающих стены и потолок храма. Возведение монастыря Сан-Франсиско, как и других крупных церковных ансамблей Кито (монастыри Санто-Доминго, Сан-Агустин), связано с деятельностью испанского архитектора Ф. Бесерры (1545-1005 гг.), который работал здесь с 1580 по 1582 г.