January 2nd, 2014

Новая система Юстиниана

Новая система Юстиниана вполне примыкает к константиновскому выражению ранне-христианской системы. Она могла возникнуть только на почве этой системы. Только здесь могла появиться концепция тонких эластичных заполняющих стен. Константиновская система зодчества должна была сохраниться в рамках новой системы балдахина. Чтобы сделать это возможным, балдахины и их опоры оформляются из того же «эфирного» материала, столбы - из разноцветных плоскостей, стены - призрачные и реющие, как в эллинистической античности. Поскольку все юстиниановские сооружения выявляют этот эллинский метод, мы можем, на основании литературных источников, приписать его также некоторым не сохранившимся зданиям. Эти свойства особенно резко выражены в «столичной школе».

Сен-Фрон в Периге 7

Сен-Фрон в Периге 6


Столичные здания вздымаются подобно эллинским роскошным виллам, нередко у воды или даже из самой воды, на сваях. Зеркальное отражение воспринимается современниками как эстетическое достоинство. Описание красок на амвоне Софии у Павла Силенциария обнаруживает необычайное развитие глаза в смысле восприятия цветовых оттенков и переходных тонов. Столь же характерны во всех этих постройках своеобразная роль света, который интерпретируется и оформляется исключительно как пространственная среда, и большое значение растворяющих формы неопределенных отражений. В несравненных по красоте образах это передается в описании ночного освещения Софии Павлом Силенциарием. Под золотым куполом главного пространства из неисчислимых, кругами реющих световых точек-лампад воздвигается собор света в пространстве. Врунов с исключительной ясностью показал, как проявляется в определенном мотиве «оптическая» тенденция, проникающая далеко вглубь средне-византийской архитектуры, и как этот мотив, вместе с обволакиванием центрального пространства галлереями, подобными перистилю, совпадает со столичной трактовкой церковной службы.

Сен-Фрон в Периге 5

Сен-Фрон в Периге 4

Итак, устойчивый местный или областной стиль распространяется здесь на несколько систем. Различные «цвета» систем в том же смысле блекнут, благодаря неизменно остающемуся «грунтовому» цвету. Под этим углом зрения сам собой возникает вопрос, не было ли в системе Юстиниана строений, которые бы так относились к «эллинской» трактовке системы, как сирийские произведения V века относились к эллинско-христианской архитектуре Константинополя, Рима и св. Земли. Иначе говоря: существуют ли здания системы Юстиниана в сирийском стиле? Это были бы, в таком случае, каменные, купольные балдахины, несомые массивными компактными каменными контрфорсами с толстыми заполняющими стенами. Новая структура, лишенная оболочки, носила бы характер каменной кладки. Общий внешний вид этих строений так относился бы к юстиниано-византийским строениям, как Сен-Фрон в Периге относится к церкви Апостолов.
В самой Сирии не обнаружено зданий этого типа. Но путем раскопок можно было бы, пожалуй, выяснить, были ли новые постройки Юстиниана в Антиохии лишь значительным отложением столичного искусства (каким на Западе является Сан Витале, а в самой Сирии дворец Казр-ибн-Вардан) или же видоизменением новой системы в духе стилистической константы в Сирии.

Сен-Фрон в Периге 3

Сен-Фрон в Периге 1

Сен-Фрон в Периге

Зданием указанного типа является монументальная дворцовая церковь в Звартноц близ Эчмиадзина в Армении (652 г.) Во всяком случае, руины позволяют твердо установить, что здание представляло квадратный купольный балдахин с четырьмя абсидами, сооруженный из необлицованного массивного каменного материала. Контрастом этому компактно-материальному стилю служат прозрачные экседры здания, которое тотчас же становится однородным, если его транспортировать в столичный стиль. Оно, очевидно, является «трансплантацией» и при этом типичной в порядке заимствования непередаваемого мотива и потому, несмотря на всю свою монументальность, выглядит не самобытным и провинциальным. Следует предположить, что существовало столичное здание, послужившее для него предметом подражания, так как в Болгарии обнаружены развалины так называемой красной церкви в Перуке, которая должна быть отнесена к тому же времени.
Транспортировка юстиниановской столичной формы в массивный стиль по общему впечатлению приближает его к романскому стилю глубокого средневековья. То же и в данном случае. Так же, как в Романике, пропорции балдахина затушевываются благодаря толщине заполняющих стен, даже невзирая на то, что здесь впервые, по-видимому, массивные круглые стойки отделяются от стены.


В продолжение темы...
Церкви средневековья
promo anonimusi march 27, 2017 11:01 161
Buy for 10 tokens
Поездка в Рим именно в это время для меня была сюрпризом. Мы планировали римские каникулы, но не в марте, а ближе к концу апреля. Но муж сделал мне сюрприз-подарок на день рождения и поездка состоялась в марте. Она мне была жизненно необходима с моральной и психологической точки зрения. Но это не…

Архитектура второй половины XX в.

Латиноамериканская архитектура и, в частности, архитектура Центральной Америки в 40-е годы XX в. вступила в период большого подъема. Ведущую роль при этом играли архитекторы Мексики - наиболее развитой в экономическом отношении страны субрегиона. Латинская Америка в это время превращается в один из самых урбанизированных районов мира. Даже в наименее развитых странах региона, в частности, в странах Центральной Америки в городах живет около половины всего населения.
В сейсмически активной зоне расположены столицы стран Центральной Америки: Манагуа, Гватемала и Сан-Сальвадор. Манагуа получил регулярную планировку только после 1931 г., когда старый город был разрушен землетрясением. Сан-Сальвадор за четыре с половиной века своего существования разрушался землетрясениями пятнадцать раз. Самые крупные землетрясения, потрясшие Манагуа и Гватемалу, произошли в 1972 и 1970 годах. Естественно, что силуэты этих городов определяет распластанная одно- и двухэтажная застройка.
В странах с высоким процентом индейского населения - Гватемале, Белизе, Коста-Рике и других до сих пор сохраняется деление городов на благоустроенную «испанскую» и нищую «индейскую» части. К крупнейшим городам мира принадлежит Мехико. Кто население к 1198. г. составило 17 млн. человек и продолжает неуклонно расти. Не имел возможности решим, социальные проблемы с помощью архитектуры, передовые мексиканские зодчие все же считают необходимым создавать показательные проектные решения, реализация которых в массовом масштабе может понадобиться в будущем. В прямоугольную сетку улиц колониальной эпохи с малоэтажной застройкой все активнее вплетаются современные многоэтажные административные и общественные здания из железобетона, металла и стекла, образцы международного стиля, присущего современной архитектуре капиталистических стран.

Крупные градостроительные комплексы