?

Log in

No account? Create an account

January 9th, 2014

Архитектура 1900-1920 гг.

Борьба функциональной рационалистической архитектуры с академизмом всегда заканчивалась в XIX веке победой академизма. Технические средства и знания в то время были еще недостаточно велики, чтобы они могли пробить себе путь. Нельзя отрицать того, что прошлое всегда оказывалось более сильным. Только в наше время власть прошлого может быть до конца сброшена, так как этого требуют новые формы жизни. Эти формы во многом совпадают с тем выражением, которое в скрытом состоянии и в предчувствии заключалось в конструкциях XIX века. Последняя борьба между функциональной рационалистической архитектурой и академизмом разыгралась среди поколения, которое непосредственно после 1900 г. проложило новые пути. Огюст Перре (Париж, род. в 1873 г.) и Тони Гарнье (Лион, род. в 1869 г.) - современники этих, сражавшихся за новые пути архитекторов: Ллойда Райта (род. в 1869 г.), Адольфа Лооса (род. в 1870 г.), Ван-де Вельде (род. в 1863), Берлаге (род. в 1856). Как Перре, так и Гарнье были учениками Академии. Гарнье был даже премирован и послан в Рим на виллу Медичи. Оба они вышли из недр Академии. И это ограничило их. Утверждают, что школа им не повредила, но в действительности они в своем творчестве форм связаны с классическим французским идеалом. Каждый раз он дает себя чувствовать и проявляется во всех их постройках, то тайно, то явно.

26-01-2014_18·53·27

Перре - конструктор-инженер с начала своей деятельности. Он происходит из бургундской семьи близ Клюни. Можно если угодно, провести линию, связывающую суровое инженерно-строительное искусство Клюни с архитектором, который впервые сумел придать железобетону архитектурную выразительность.
В жилом доме Перре, Париж, улица Франклина 25 (1903), бетон первый раз применен для постройки жилогодома, и фасад остова открыто показан как конструирующая часть здания. Почти как предвидение будущего заложены в этом узком доме с наемными квартирами ростки дальнейшей архитектуры, которая была развита Корбюзье и др. Фасад как плоская поверхность разрушен. Он изрезан впадинами, отступает назад, вновь выступает, дает шести этажам свободно вознестись вверх и открывает в шестом этаже четырехугольные опоры. Фасад стал подвижным.
На крыше частично разбит сад. Постройка в верхней части почти повисла в воздухе, а нижний этаж занят торговыми помещениями, облицованными только тонкими бетонными плитами. Нет ничего массивного, кроме тонких бетонных столбов. Нижняя часть дома тоже ничем не утяжелена, она близка к железным конструкциям, которые только в нескольких точках соприкасаются с землей. Нет двора, - «светового колодца». На самом ограниченном пространстве дом с уступами и выступами, светлый как день, так как стены снабжены стеклянными кирпичами - материалом, который, как известно, только гораздо позже стал применяться при строительстве домов.
Следующим шагом является гараж на улице Понтье (1905). Массив стен отпадает. Господствует тонкий переплет рам и стеклянная поверхность, короче говоря: просветы. И эту манеру подхватывает молодая французская архитектура и самостоятельно развивает ее. Сам Перре так определяет значение своей постройки: первая в мире попытка эстетического оформления железобетона. Одновременно этот скромных размеров гараж открывает собой целую серию больших гаражей, которые в наше время являются почти единственным примером позитивного оформления в парижской архитектуре. На примере театра Елисейских полей (1911-1914) Перре дал образец нового разрешения проблемы конструкции. Для понимания замысла этой постройки необходимо остановиться подробнее не на том внешнем виде, который ей был придан впоследствии, а на ее внутреннем остове - бетонном скелете. В своем очень сложном сооружении - речь идет о двух театрах, из которых один висит над вестибюлем другого, - Перре показал взаимопроникновение сил, переложенных на опоры.
Buy for 20 tokens
1) Вот распродаст Украина свои земли и сразу же запанует. Не нужно будет ездить в Чехию мыть унитазы и собирать клубнику в Польше. Теперь работать на чешского и польского пана можно будет дома, на Украине. 2) - Дорогой, ты мне изменяешь? - С чего ты взяла, дорогая? - Тебя постоянно окружают…

Фасад театра

Фасад театра безусловно выдержан в традиционном стиле и нисколько не увязан в конструктивном отношении с остовом так же, как и во многих американских небоскребах. Но здесь так же, как и там, в ненарушимости остова скрыты бесчисленные возможности дальнейшего развития. И это представляет большую ценность, чем самое удовлетворительное для данного момента разрешение проблемы эстетической формы.
Доки Казабланки (1916) и церковь Ранси (1922-1923) слагаются из одинаковых конструктивных элементов. Доки Казабланки отличаются чрезвычайной легкостью. Впервые, как это отмечено, плоские, своды крыши даны тонкими (3 см) подобно мембране. Выкладка из кирпича под сводами крыши обеспечивает вентиляцию и оживляет фасад, Та же система применена при постройке церкви в Ранси в 1922-1923 гг.. Плоские своды толщиной в несколько сантиметров образуют три корабля. Общее впечатление и эстетическая форма, главным образом, обусловлены самой конструкцией.
Благодаря этому удается избежать применения боковых арок, и весь внутренний вид помещения теряет свой застывший характер, приобретая эластичную модуляцию. Внешние покровы только набросаны. По существу они всюду прерваны. Вентиляционная система Казабланки использована здесь в несколько орнаментально-праздничном стиле. Может вызвать возражение форма этих бетонных перекладин, но не их назначение: они являются умно устроенными световыми фильтрами. Они препятствуют бесцельному проникновению света и не требуют больших витражей, которые не вяжутся с ясностью бетонных конструкций. Опорой является только система четырех рядов колонн Это определение подчеркивается, так как внешние ряды колонн отстоят от стены на некотором расстоянии. Внутреннее помещение дышит легкостью, как это бывает только при преодолении материи.
Опираясь на работы Перре, новое поколение архитекторов идет в своем творческом стремлении дальше, так как в нем живут традиции не только академиков, но и французских конструкторов XIX века. Оно обладает достаточной мощью, чтобы новый материал - железобетон - внедрить на конструктивных основах в организм архитектуры.
Перре, «архитектор-конструктор», умеет вдохновляться от соприкосновения с материей. Он, может быть, сделал то же в области железобетонного строительства, что Анри Лабруст для железных конструкций. Язык его форм патетичен, от чего не мог освободиться ни один из его европейских современников. К тому же классический канон так же живет в этом французском архитекторе, как Расин, Мольер, Декарт во французской нации. Ллойд Райт не может так воспламеняться от соприкосновения с материей, как Перре. Он не конструктор, открывающий горизонты; но он живет на американской почве и поэтому может, несмотря на весь романтизм, легче найти архитектурную форму для размеренной, трезвой, естественной жизни.
Перре перенимает французскую традицию - давать прежде всего конструктивное решение постройки, между тем как Тони Гарнье (род. в 1868 г.) стремится прежде всего решить проблему организации городского строительства. Его главная деятельность непосредственно следует за 1900 г. Состоя стипендиатом Французской академии в Риме, он выступает с работой «Индустриальный город». Это была неподходящая тема для стипендиатов Академии, и, чтобы приобрести расположение парижских академиков, он в качестве соискателя премии предлагает реконструкцию «Тускулума».

Города в Ла-Плате

Здесь не было веками выработанных местных строительных традиции, так как не существовало доколумбовых цивилизаций, подобных древнемексиканской или древнеперуанской. Города в Ла-Плате строились по общим для всех колоний канонам - с прямоугольной сеткой улиц и одноэтажной застройкой. Крупнейшими из них являлись Асунсьон, Буэнос-Айрес, Монтевидео, ставшие позднее столицами независимых государств. Характерное отражение колониальной политики - создание так называемых миссий.
В Парагвае, где обосновались иезуиты, миссии создавались в районах с индейским населением. Одна из них - Тринидад - включала большую и малую площади. Большую площадь но периметру с трех сторон окружали жилые дома галерейного типа, предназначенные для индейцев, а с четвертой стороны ее замыкала церковь с атрием и большим клуатром. Дома колонистов обычно были замкнутого типа: комнаты располагались вокруг патио. Крыши покрывались черепицей. В Аргентине богатые горожане украшали фасады своих домов узорными решетками из кованого железа, архитектурными деталями в стиле барокко.
Строительство церквей ориентировалось на простой прямоугольный план. Многие церкви Ла-Платы вмещали по несколько тысяч человек и были крупнейшими в Южной Америке. При возведении церквей широко использовались деревянные конструкции. Из наборных деревянных элементов устраивались потолки, своды и купола. Фасады церквей Парагвая по своему художественному решению близки к фасадам иезуитских церквей, так как общим прототипом для них служила церковь Иль Джезу в Риме.
В Аргентине колониального периода в культовых зданиях часто сочетались черты классицизма и барокко. Интерьеры церквей были роскошны. Один из самых замечательных памятников архитектуры колониальной Аргентины - монастырь Ла Компаньия в городе Кордоне, сооруженный в 1646-1690 гг.
Тип церквей немецкой Готики - «зальная» церковь. Это означает стремление к однонефности. Чтобы достигнуть этого, должны были исчезнуть стены, разделяющие главный и боковые нефы в романской и готической архитектуре. Только внизу они прорываются аркадой. Вместо них появились стройные столбы, на которые опираются своды. Они сохраняли единство пространственного впечатления в главном и боковых нефах. Самые своды перестали походить на применявшиеся в течение ста пятидесяти лет крестовые своды. Благодаря нервюрам, крестовые своды создавали верную точку опоры для глаза. В немецкой Готике распространены фигурные своды: звездные, сетчатые или веерные. Их воздействие на зрителя было как раз противоположно воздействию крестовых сводов. Взгляд скользит по бесконечным рядам маленьких полей сводов и бесчисленным нервюрам, не следуя какому-либо определенному направлению. Чтобы дать ясное представление об этом воздействии, нужно сравнить его с движением маленьких, взад и вперед текущих волн водной поверхности, с бесчисленными световыми рефлексами на ней. В «зальной» церкви спокойствие было доведено до наибольшей силы благодаря мерцающему, плывущему, но по существу спокойному действию света. Этому впечатлению значительно способствовало введение света в церковное помещение. В базилике главный неф получал свет через верхние окна, боковые нефы - через отверстия в низких внешних стенах. В «зальной» же церкви немецкой Готики свет в изобилии струится в единое «зальное» помещение через высокие окна наружных стен, которые теперь можно было протянуть вверх до границы сводов. Внешние стены растворились в больших плоскостях окон, и благодаря этому в основном изменилась внешность постройки. «Зальное» пространство ясно выразилось во внешней структуре здания и особенно в единстве крыши.
При входе в «зальную» церковь посетителя сейчас же охватывают совершенно новые переживания, вытекающие из восприятия пространства. В романской и готической базилике взгляд зрителя, не задерживаемый ничем, стремился к главному алтарю вдоль главного нефа. В боковых нефах получалось каждый раз новое, особое направление взгляда к боковым алтарям. Благодаря этому церковное пространство распалось на отдельные помещения. Мирянин, которому во многих местах церкви не были видны ни главный алтарь, ни кафедра, легко подумать, что его задача лишь в том, чтобы присутствовать в церкви, и его участие в богослужении может быть заменено активностью духовного лица. Такое восприятие непосредственнее всего в епископальных и монастырских церквах, где пространство было отграничено от мирян алтарной преградой или другими сооружениями. Иногда мирянам была предоставлена одна небольшая часть церкви (например, Маульбронн). Таким образом, в архитектуре была выражена роль клира. Некоторые изменения начинаются в францисканских и доминиканских церквах, которые выдвигают на первый план проповедь Однако бросается в глаза, что они придерживаются базиликального типа, хотя тенденция к зальным церквам едва заметно намечалась еще в церквах романского стиля. Эти базиликальные церкви выполнялись, согласно предписанию ордена, с крайней простотой; по образцам цистерианских церквей им придавали максимальную легкость. Но первый робкий шаг в сторону так называемых «светских церквей» так ни к чему и не привел. Старая противоположность между клиром и народом сохранилась, и это в то самое время, когда светские люди приступили к сооружению «зальных» церквей.

Читаем пометку....

Средневековые пропорции

Profile

anonimusi
Приличия трудно соблюсти.

Мои социалки:



---------------------------






Яндекс.Метрика










Анализ сайта anonimusi.livejournal.com


Приличия трудно соблюсти.

Tags

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Powered by LiveJournal.com