January 13th, 2014

Пессак

Пессак - это первый поселок, при постройке которого архитектор действовал без всякой узды. Пока там около пятидесяти домов, но по плану их должно быть вдвое больше.
И при сравнительно небольшом числе строений выявилось уже преимущество стандартизации. Была установлена следующая норма размера комнат: модуль равен 5 м. Размер комнаты - 5X5 м, или подразделение 5X2,5 м. Смотря по величине, в каждом здании 6, 8 и т. д. комнат.
С величиной отдельной комнаты связана и величина окон: стенам в 5, 2,5 и 1,25 м соответствуют величины окна: 14, 72, 71. Эта стандартизация допускает самые разнообразные возможности применения и одновременно массовый заказ фабрике.
У крыши и полов одинаковый модуль: пятиметровая бетонная балка. К этому присоединяется еще типизация дверей, плит, каминов и лестниц.
26-01-2014_19·27·45
Изолирующие кирпичи из доменных шлаков и бетонные балки машины делают тут же на месте. Сильное впечатление произвели на меня «цементное ружье» фирмы Ингерсолл, Ранд и К° и бетонная пушка, выплеснувшая в несколько дней стену в 100 м длины.
Пока имеется шесть различных типов домов. Из них, благодаря частому повторению, наиболее определяют лицо поселка тип «двойного дома» и тип маленького домика. Самым изящным типом представляется нам все же тип «14»; он решительнее всех выявляет собой указанную облегченность дома. Он парит на своих бетонных колоннах.
Лестница органически выносится наружу, чтобы освободить место для жилья. И тут само собой возникает сходство лестницы с железнодорожными переходами.
Надо еще заметить, что основные элементы поселка Пессак - вплоть до модуля в 5 м восходят ко времени до 1921 г.; их можно найти в «Пути к архитектуре».
Плоские контуры Пессак уходят в небо: переход образуют висячие навесы, находящиеся над крышами-садами. Окраска заимствована из картин Жаннерэ: господствуют парящие светлосиние и светлозеленые, а также тяжелые коричневые тона.
Взаимную игру построек нельзя рассматривать ни в смысле пространства, ни в смысле пластичности. Только отношения имеют значение. Отношение заполненного к пустому, отношение гладкой поверхности к сквозной, отношение горизонтальных слоев к вертикальным телам. Краски служат для облегчения объема и для приближения и удаления плоскостей.
Как можно было бы рассматривать с точки зрения пространства и пластики коричневые ряды домов самого малого размера, если не оперировать изменчивыми соотношениями вещей?
Эти дома, так строго соблюдающие плоскую поверхность, в свою очередь пронизываются вторгающимися кубами воздуха, которые оживляются и моделируются трудно охватываемыми глазом запасными помещениями. Ряд домов в целом опять-таки цепляется за дома, находящиеся возле и позади. Неподвижные снимки не дают тут никакой ясности. Надо было бы следовать за движением взгляда: только фильм может сделать понятной новую архитектуру. Но даже на ограниченном отрезке одного кадра неужели можно думать, что эта стена справа, плоская, как экран кино, и совершенно лишенная своей телесности, стоит там случайно, безотносительно к пролету и к коричневой поверхности рядом? Конечно, в деталях за этим не кроется никакого расчета. Но результат развивается самостоятельно из элементов архитектуры, которая, будучи освобожденной от игры силы и тяжести, сбросила с себя все антропоморфные оковы. Мы должны быть благодарны голландцам - Мондриану и Десбугру - за то, что наши глаза впервые поняли колеблющиеся отношения, которые могут возникнуть между поверхностями, линиями и воздухом.
Теперь признают, что нормировка и стандартизация - это только подсобные средства для освобождения архитектурного восприятия. В архитектуре они играют лишь ту роль, какую играет пылесос или стиральная машина в обыкновенном домашнем обиходе: освободить голову для лучших дел.
promo anonimusi november 3, 2025 07:34 1211
Buy for 10 tokens
Всем здравствуйте! Я рада приветствовать Вас на страницах своего журнала. Меня зовут Татьяна. Рада новым друзьям! Беларусь Этот журнал веду для души. Пишу то, что…

Потеря роковой тирании

Детали теряют свою роковую тиранию только тогда, когда они нормированы. Для будущего можно с любой точки зрения превозносить принцип: нет больше деталей, есть только целое и ансамбль.
Как обстоит дело с внутренним устройством этих строений? С самого начала проявляется стремление к мощному взаимопроникновению всех частей, к приведению их во взаимные отношения и тяготение наружу.
В 1921 г. эти мысли в зачаточном состоянии уже сформулированы в эскизах книги «Путь к архитектуре»: наивозможное отклонение промежуточных стен (перегородок). Витая лестница как открытое и связывающее одно с другим соединение.
В 1923 г. в известном доме-ателье, который Корбюзье проектировал для Озанфана, мысль облекается уже в образ. Гараж помещается в самом строении; витая лестница ведет наверх, присоединяет к себе вестибюль и при дальнейшем повороте внезапно открывается в столовую. Внушительный пролет указывает на дальнейшие помещения. Еще через один оборот мы стоим в превосходнейшем ателье, в котором рабочий уголок висит подобно «корабельным марсам». Это - изолированное место. Все прочие помещения дышат одной жизнью.
26-01-2014_19·31·45
В 1924 г. был построен дом Ларош в Отейле. Сферы этажей в нем проникают друг друга.
Если двадцать лет назад Франк Ллойд Райт сумел слить в одно целое дом в горизонтальных, друг друга проникающих объемах, то Корбюзье делает это отныне в вертикальных Хорошо, конечно, снять с дома его покров и сделать видимым на обнаженном скелете, как в его структуре все части сливаются друг с другом без всяких швов. Пространство и свет, внутреннее и наружное стремятся друг к другу. В крыше, при этом в совершенно неожиданном месте (над не имеющей стен библиотекой на втором этаже), проломано квадратное отверстие для верхнего света, сквозь ясное стекло которого глядит небо. И крыша также должна быть легкой. Никакого отягощающего замыкания (Ритфельд, например, сумел одним приемом устроить в своем Утрехтском доме верхний свет).
В 1926-1927 гг. в доме Ларош Корбюзье рискнул лишь поставить на столбы боковую часть дома в форме параболы, так что сад мог продолжаться под домом. В доме Кука, Булонь на Сене, он соблюдает последовательность в постройке дома на столбах и оставляет стены только у небольшой части дома (передняя с лестницей). Только в верхнем этаже начинаются свободно несущие стены, и прорезающие их ряды окон выявляются в полной последовательности. Хотя в доме Ларош сад на крыше уже оформлен, но только тут дом и крыша вполне проникают друг в друга. Большой объем дома выдается над плоскостью крыши, достигая до высоты балдахина, назначение которого служить защитой от дождя. Лестница ведет из этого большого помещения в меньший рабочий кабинет, который на уровне крыши образует средний член нераздельного соединения, внешнего и внутреннего.