April 28th, 2014

В деревне. Гомельская область. Беларусь.

Поездка в деревню, где родилась и периодически росла, оставила неоднозначный след.
Чернобыль повлиял на жизнь деревень, инфраструктуру, внес коррективы в жизнь каждой семьи.
Но жизнь идет и продолжается.
Кто-то садит огороды, цветут сады, на полях яровые и озимые поднимаются.
Хочется верить, что придет такое время, когда снова возродятся деревни.
И жизнь забьет ключом не только в агроусадьбах.
А в обычных селах снова появится молодежь, будут свадьбы, детские голоса наполнят округу.
В школах, как и раньше, будут полные классы детворы...
Это мечты.
Но, кто знает, может и они когда-нибудь станут реальностью.

А пока во многих деревнях Гомельской области, которая больше всех пострадала от Чернобыльской аварии, живут старики.
Они ждут в гости детей и внуков, выходя на живописные улицы и вглядываются вдаль.

Деревенька моя. Брагинский район, Гомельская область. Земля Чернобыля

Деревенька моя. Брагинский район, Гомельская область. Земля Чернобыля

Деревенька моя. Брагинский район, Гомельская область. Земля Чернобыля

Collapse )
promo anonimusi november 3, 2025 07:34 1211
Buy for 10 tokens
Всем здравствуйте! Я рада приветствовать Вас на страницах своего журнала. Меня зовут Татьяна. Рада новым друзьям! Беларусь Этот журнал веду для души. Пишу то, что…

За здоровье козы!

Эту историю сегодня мне рассказала соседка.
Произошла она с ее братом.

Было уже за полночь, когда Серега возвращался от друга, к которому ушел еще до обеда на пять минут. А пошел он к Олегу, чтобы похвастаться новым туфлями, которые подарила ему жена. Олег предложил обмыть обновку, Серега не отказался, таким образом, обмывание затянулось надолго.

Возвращаясь домой по неосвещенным улицам, Серега в душе проклинал бездельников из местных властей, а еще дождь, который сделал и без того грязные улицы непроходимыми. Поскольку результат обмывания не позволял Сереге двигаться ровно, то на повороте его мотануло, и он чуть не по колено влез в грязную лужу. В новых туфлях.

28-04-2014_14·40·56

Решив, что «танки грязи не боятся», он двинул дальше напрямик по луже. Когда он, наконец, выбрался на сушу, то почувствовал, что одна нога у него босая. Ну, не совсем босая, в носке. Но без башмака. Без нового!

Collapse )