Categories:

Точка пули в конце (Маяковский)


Это просто комната в коммуналке: дверь, напротив окно, домотканый коврик от двери до окна…

…Обшарпанный письменный стол, малюсенький диванчик, с которого — прямо как у Достоевского — можно открывать входную дверь, не вставая, какой-то сундучок для пожитков и полка с книгами на стене.

Если в такой комнате двухметровый человек задумает броситься навзничь на пол и раскинуть руки в припадке безудержного молодого счастья, ногами он обязательно упрется в стену под подоконник, головой стукнется о дверь, а руки… Ну их вообще раскинуть невозможно — там же диванчик…

А он так и упал: от окна до двери, навзничь, руки по швам, и рядом пистолет. Красивый, сильный, высокий, чуть больше чем тридцатилетний….

Несчастный, непонятый, сам для себя слишком гениальный мальчик — или не мальчик, а «дяденька, достань воробышка», огромный мужчина, который оказался таким хрупким на поверку…

Это только Маяковский мог так иронично попрощаться с жизнью:

Как говорится, инцидент исперчен,

Любовная лодка разбилась о быт.

И ни к чему теперь долгий перечень

Взаимных болей, бед и обид…

Как всегда, безупречно. Как всегда, неожиданно. Как всегда, такая правда о жизни и смерти, что хоть ты волком вой: жил-был гениальный поэт, его лодка самым банальным образом разбилась о то, обо что разбиваются лодки миллионов не-поэтов, и перечень, оказывается, тоже был…

Думаете, это лодка любви к Лиличке разбилась о быт?

Никогда не было у Маяковского быта с Лилей Брик: Лиля жила себе со своим любимым Осипом, привечала и двухметрового Володеньку, и даже не брезговала заняться любовью с мужем, заперев при этом поэта на своей изящно обставленной кухне; тот бился в дверь, плакал от безумной ревнивой боли и кусал руки — это, друзья мои, не быт никакой, это такая любовь, из которой растут стихи.


И с Татьяной Яковлевой у него никакого быта не было — красавица, статная, стройная («ты одна мне ростом вровень»), оставшаяся на всю жизнь мечтой…

И с Вероникой Полонской, несчастной невеликого таланта актрисой, которой суждено было запереть ту самую дверь, о которую через секунду он и ударился простреленной головой — тоже не было быта: он предлагал, да она отказалась. Незавидный быт предлагаешь ты, поэт — диванчик, сундучок, коврик домотканый…

И только со страной была у него та любовь, которая и разбилась о быт

Хотелось писать о скрипках и лошадях — а нужны были окна РОСТА, Клоп и Баня… И ведь никто ж не заставлял — просто человек такой был, ответственный, если народу надо, да я ж всех скрипок и лошадей в сундучок затолкаю, я ж в лепешку расшибусь, себя не пожалею, а рекламу Моссельпрому такую напишу, что в веках цитировать будут, во всех учебниках для маркетологов упомнят: «Нигде, кроме как в Моссельпроме…»

Говорят, у гениальных поэтов за год до смерти это случается: ты говоришь, а тебя уже никто не слышит; ты кричишь — но никому уже не интересно; у тебя любовь — но ты сидишь и плачешь на запертой кухне, слушая стоны чужой страсти….

Что делают мальчики, когда они хотят, чтобы их в конце концов услышали?

Пока они маленькие — они устраивают в доме трам-тарарам.

Когда они вырастают — они, бывает, стреляются…

Инцидент исперчен… Дальше некуда… Позади дверь, впереди стена… И даже руки не раскинешь…

 Автор: Анна Северинец

Источник

promo anonimusi march 27, 2017 11:01 161
Buy for 10 tokens
Поездка в Рим именно в это время для меня была сюрпризом. Мы планировали римские каникулы, но не в марте, а ближе к концу апреля. Но муж сделал мне сюрприз-подарок на день рождения и поездка состоялась в марте. Она мне была жизненно необходима с моральной и психологической точки зрения. Но это не…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.