Category:

Влюбиться в привидение (Волошин)

Максимилиану Волошину в чем-то по-настоящему повезло.

Угораздило же его построить летний домик не где-нибудь — в самом Коктебеле, куда потом потянутся советские и несоветские трудящиеся, любители простого отдыха на пыльных пляжах и замусоренных скалах…

Одуревшие от неспешного Коктебеля, засасывающего в сонную трясину безграничного пьянства, туристы обязательно поднимаются «к домику Волошина» — чё за Волошин, непонятно, но культура — она и в Коктебеле нужна.

Но речь, кстати говоря, пойдет вовсе не о Волошин.

Вернее, не только о Волошине. Даже так: не совсем о Волошине. А о любви, которую он в шутку придумал. И нечаянно сломал женщине жизнь.

Дело в том, что Волошин был огромным любителем розыгрышей и мистификаций.

Пошутить над ближним — это было его страстью, иногда более захватывающей, чем страсть поэтическая. Не удивительно, что именно он стал автором самой скандальной мистификации в истории русской литературы.

Жила в начале века в Петербурге такая поэтесса — Елизавета Ивановна Дмитриева. И поэтесса она была так себе, и женщина — ущербная: очень некрасивая, очень застенчивая, и к тому же хромая. Одетая в плохонькое платьице, она носила по редакциям свои стихи — и везде была отвергнута.

В одном из разговоров с Волошиным Дмитриева пожаловалась на редактора известного журнала «Апполон» Сергея Маковского: дескать, знаю я, почему он стихи мои не берет, была бы я пышногрудой красавицей…

Тут-то Волошин и зажегся.

Он придумал красивое экзотическое имя: Черубина де Габриак. Он сочинил легенду: двадцатилетняя прекрасная испанка, хлебнувшая много горя из-за собственной красоты…

Он создал стиль: таинственный, витиеватый, депрессивный, напоенный тайными страстями и смертельными метафорами…

Он помог Дмитриевой написать первые стихи для Черубины:

Царицей призрачного трона

Меня поставила судьба…

Венчает гордый выгиб лба

Червонных кос моих корона…

И — пошла писать губерния.

Черубина отправила стихи Маковскому. Тот восхитился. Попросил о встрече. Она отказала. Он опубликовал стихи. Она шлет еще. Он пишет восторженные письма. Она отвечает стихами. Просьбы о встрече. Нет. Стихи. Восторг. Страстные признания. Предложение руки и сердца. Снова нет. Публикации в журналах одна за другой: Черубина де Габриак, таинственная страдающая красавица, становится самой популярной салонной поэтессой… Маковский на грани помешательства — он любит испанку, любит больше жизни…

Несчастная девушка — зачем она в конце концов согласилась встретиться?

Поначалу Маковский уговаривал сам себя, что полюбил не таинственный образ Черубины, а душу и мысли Дмитриевой…

Но сам себе не верил…   

И — сбежал.

А она больше никогда не писала стихов.

И вообще ничего и никому не писала.

Кроме пары писем Волошину: «Черубина никогда не была для меня игрой… Черубина поистине была моим рождением! Увы! Мертворождением…»

Бедная Черубина…

 Автор: Анна Северинец

Источник

promo anonimusi march 27, 2017 11:01 161
Buy for 10 tokens
Поездка в Рим именно в это время для меня была сюрпризом. Мы планировали римские каникулы, но не в марте, а ближе к концу апреля. Но муж сделал мне сюрприз-подарок на день рождения и поездка состоялась в марте. Она мне была жизненно необходима с моральной и психологической точки зрения. Но это не…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.